"Ничего не поделаешь, к сожалению, здесь все сумасшедшие. Вы, наверное, тоже заметили, что я слегка не в себе.."

Есть люди, спокойно и без всякой конфузливости говорящие про себя: "Я знаю, что я дерьмо". Они даже видят в этом некую доблесть, особый род честности. Правда, за безжалостным признанием непременно следует продолжение: "И все вокруг тоже дерьмо, только прячутся за красивыми словами". Во всяком благородном поступке такой человек немедленно начинает выискивать неизменный мотив и очень злится, если не сразу может его разгадать. Но в конце концов, конечно, что-нибудь исчисляет и вздыхает с облегчением. "Бросьте! - говорит он. - Меня не проведешь. Все одним миром мазаны". Филантроп щедр, потому что тешится сознанием своего превосходства. Гуманист добр только на словах, а на самом деле насквозь фальшив и желает лишь покросоваться. Идущий из-за убеждений на каторгу всего-навсего глуп, как пробка. Мученник отдал себя на заклание, потому что субъектам этого склада жертвенность доставляет извращенное половое удовльствие. И так далее. Без подобных растолкований люди, согласные считать себя дерьмом, не смогли бы жить - это развалило бы всю их картину бытия.

 

Борис Акунин. "Весь мир театр" (с)


@темы: мысли, так велико их значение, преклоняюсь, то, что не хочу потерять